Санкт-Петербург, Мариинский театр

Хованщина

народная музыкальная драма в пяти действиях, шести картинах

Cпектакль сопровождается синхронными титрами на английском языке

Исполнители

Досифей – Владимир Ванеев
Марфа – Лариса Дядькова
Князь Иван Хованский – Сергей Алексашкин
Князь Андрей Хованский – Владимир Галузин
Князь Василий Голицын – Евгений Акимов
Шакловитый – Евгений Никитин

Авторы и постановщики

Музыка Модеста Мусоргского
Оркестровка Дмитрия Шостаковича
Либретто композитора

Музыкальный руководитель – Валерий Гергиев
Режиссер-постановщик – Леонид Баратов (1960)
Художник-постановщик – Федор Федоровский
Новая сценическая версия Юрия Александрова (2000)
Режиссер – Юрий Лаптев
Художник возобновления – Вячеслав Окунев
Художник возобновления костюмов – Татьяна Ногинова
Художник по свету – Владимир Лукасевич
Адаптация света на сцене Мариинского-2 – Андрей Понизовский, Егор Карташов
Главный хормейстер – Андрей Петренко
Ответственный концертмейстер – Марина Мишук
Танцы в хореографии Федора Лопухова

Краткое содержание

Действие первое
Красная площадь в Москве. Светает. Боярин Шакловитый – ставленник царевны Софьи – диктует подьячему донос Петру I на начальника стрельцов князя Ивана Хованского, задумавшего посадить на престол сына и водворить на Руси старый порядок. Тем временем дозорные стрельцы похваляются недавней расправой над ненавистными боярами. В память об этих кровавых событиях на площади поставлен столб, где высечены имена казненных. У столба останавливаются пришлые люди. Они заставляют подьячего прочесть им надписи. В горестное раздумье повергает их мысль о смуте, о стрелецком самовластье.
Под приветственные крики стрельцов появляется князь Иван Хованский. За ним – его сын Андрей Хованский, который преследует своими любовными притязаниями Эмму, девушку из немецкой слободы. Посулами и угрозами пытается он добиться любви Эммы. На ее защиту встает раскольница Марфа, недавняя возлюбленная Андрея. Эту сцену застает возвратившийся Иван Хованский. Ему самому приглянулась Эмма, но Андрей готов скорее убить ее, чем отдать отцу. Занесенный над девушкой нож властно отводит Досифей, глава раскольников.


Действие второе
Кабинет князя Василия Голицына – фаворита царевны Софьи. Князь погружен в мрачное раздумье, его одолевает страх перед будущим.
Пастор немецкой слободы приходит к нему с жалобой на самоуправство Хованских, но князь не желает слушать его.
Через потайную дверь в покои князя проникает Марфа. Явившаяся под видом гадалки, Марфа предсказывает князю опалу. Суеверный Голицын в смятении. Чтобы сохранить пророчество в тайне, он велит слуге утопить гадалку, но Марфа успевает скрыться.
В доме Голицына собираются противники Петра I. Беседа Голицына и Хованского – скрытых соперников, ненавидящих и боящихся друг друга, переходит в ссору, которую прекращает Досифей. Он призывает их смирить кичливую гордость, подумать о спасении Руси. Вбегает взволнованная Марфа. Она рассказывает о покушении на ее жизнь и чудесном спасении, пришедшем от солдат молодого царя Петра. С тревогой слышат заговорщики это имя. Но еще страшней весть, принесенная Шакловитым: царь узнал о заговоре, заклеймил его хованщиной и велел "сыскать".


Действие третье
К дому Хованских в Замоскворечье пришла Марфа. Тяжело переживает она измену князя Андрея. Досифей, утешая, уводит ее с собой.
Проснувшиеся пьяные стрельцы предаются буйному, бесшабашному веселью. Его прерывает насмерть перепуганный подьячий. Стряслась беда: нещадно побивая жителей слободы, приближаются петровские войска. Стрельцы ошеломлены. Они просят Хованского вести полки в бой. Но, страшась Петра, князь призывает стрельцов покориться и разойтись по домам.


Действие четвертое
Картина первая
Слуга Голицына предупреждает Хованского, укрывшегося в своем подмосковном имении, что его жизнь в опасности. Хованский вспыхивает гневом – кто посмеет тронуть его в собственной вотчине? Появляется Шакловитый с приглашением от царевны Софьи на тайный совет. Хованский приказывает подать себе парадные одежды. Однако едва князь выходит из палаты, как наемник Шакловитого ударяет его кинжалом.

Картина вторая
Расправа ожидает и других заговорщиков: князь Голицын отправлен под конвоем в ссылку, рейтарам дан приказ окружить раскольничьи скиты. Не знает о крушении заговора лишь Андрей Хованский. Он не верит Марфе, сообщившей ему об убийстве его отца, и тщетно трубит в рог, созывая свой полк. Однако, увидев стрельцов, которых ведут на казнь, Андрей понимает, что все погибло, и в страхе просит Марфу спасти его.
Стрельцы уже склоняют головы над плахами, но посланный Петром боярин Стрешнев в последний момент объявляет указ о помиловании.


Действие пятое
Поляна в глухом лесу. Ночь. В одиночестве скорбит Досифей. Он сознает обреченность раскольников. Исполненный мужественной решимости, он обращается к братии с призывом сгореть в огне во имя святой веры. Из леса доносятся звуки труб. Раскольники с молитвой проходят в скит и поджигают себя. Вместе с братией гибнет и Андрей, которого увлекла в огонь Марфа, мечтая в смерти соединиться с любимым.

О спектакле

С той поры, как Мусоргский, по собственному признанию, «соделал тетрадку и назвал ее “Хованщина”» (1872), продолжается крестный и славный путь оперы. Мусоргский почти дописал клавир, не хватало лишь небольшого куска в финальной сцене самосожжения. После смерти композитора оперу завершил и инструментовал Римский-Корсаков. Путь к мировой известности оказался окольным: значительную его часть «Хованщина», повторив судьбу «Бориса Годунова», прошла в редакции Римского-Корсакова. Отдавая дань уважения этой версии, музыканты начиная с 1950-х годов выражают предпочтение авторскому клавиру, бережно воссозданному Павлом Ламмом (1932), и оркестровой партитуре Дмитрия Шостаковича (1959), наиболее приближенной к подлинному замыслу Мусоргского. В свое время Кировский театр первым обратился к редакции Шостаковича (1960). В декабре 1988 года с приходом Валерия Гергиева к художественному руководству театром постановка эта была возобновлена. Это была первая крупная художественная акция Гергиева в новой роли.
И вот четверть века спустя после возобновления мы снова – воспользуемся речением Мусоргского – «купаемся в водах “Хованщины”». За такой долгий срок спектакль не разболтался – ни музыкально, ни сценически. Так может быть, дело в добротной режиссуре Леонида Баратова (1952), выдающегося мастера сцены, работавшего в крупнейших музыкальных театрах страны?
Внимание к реалистическим деталям, размах массовых сцен сообщали его постановкам историческую достоверность, монументальность. Баратовская «Хованщина» выдержала и редакцию Римского-Корсакова, и перемену ее на партитуру Шостаковича (незначительные коррективы в постановочный план тогда внес сам Баратов). К фестивалю Мусоргского в 1989 году спектакль отредактировал режиссер Эмиль Пасынков, а Валерий Гергиев освежил музыкальное восприятие, раскрыв неоправданные купюры. Реставрировались и знаменитые декорации Федора Федоровского, продолжившего в советское время традиции великих театральных художников Константина Коровина и Александра Головина. Позднее сценическая версия подновлена была Юрием Александровым и Юрием Лаптевым (2000).
Так в репертуаре Мариинского театра сохраняется спектакль, ведущий свою родословную от первой постановки «Хованщины» на мариинской сцене в ноябре 1911 года (режиссер и исполнитель роли Досифея – Федор Шаляпин, дирижер – Альберт Коутс, художник – Константин Коровин).
Отрадно, что «Хованщина», не достигнув еще, пожалуй, той популярности в зрительном зале, что и «Пиковая дама» или «Евгений Онегин», становится излюбленной у оперных примадонн и премьеров.
И еще один, едва ли не главный, герой спектакля – оркестр, поющий, подчас идеально интонирующий вокальную строку, оркестр, возвышающийся над действием во вступлении «Рассвет на Москва-реке», в мрачном «Поезде Голицына»… «Для меня звучание оркестра в финальной сцене гораздо важнее, чем бутафорские страсти на сцене. Так ли уж важно, горит или не горит раскольничий скит. Мне кажется, здесь должен гореть оркестр». Эти слова Гергиева передают атмосферу творческого горения, сопутствующего «Хованщине» в Мариинском.
Сегодня композитор мог бы с большим, чем когда либо, основанием воскликнуть: «Живу ноне в Хованщине, как жил в Борисе, и тот же я Мусорянин…». Опера о вековечной российской смуте актуальна во все времена.
Иосиф Райскин


Мировая премьера: 21 февраля 1886 года, музыкально-драматический кружок в Зале Кононова, Санкт-Петербург
Первое исполнение в Мариинском театре: 7 ноября 1911 года, Санкт-Петербург
Возобновление постановки 1960 года: 1 мая 2000 года, Мариинский театр, Санкт-Петербург


Продолжительность спектакля 4 часа 40 минут
Спектакль идет с двумя антрактами

Возрастная категория 12+

© 1998 – 2017
Мариинский театр
Справочная служба
+7 812 326 41 41
tickets@mariinsky.ru
Любое использование либо копирование материалов сайта, элементов дизайна и оформления запрещено без разрешения правообладателя.
user_nameВыход

Маркировка спектаклей по возрастным категориям имеет рекомендательный характер.

Маркировка применена на основании Федерального закона от 28 июля 2012 г. N139-Ф3 "О внесении изменений в Федеральный закон "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию" и отдельные законодательные акты Российской Федерации