Санкт-Петербург, Концертный зал

Пеллеас и Мелизанда

музыкальная в драма в пяти действиях (концертное исполнение)

Исполняется на французском языке (спектакль сопровождается синхронными титрами на русском языке)
Третий спектакль 39-го абонемента

Исполнители

Аркель – Олег Сычёв
Женевьева – Елена Витман
Пеллеас – Владимир Мороз
Голо – Андрей Серов
Мелизанда – Айгуль Хисматуллина

Концертный хор Санкт-Петербурга
Художественный руководитель – Владимир Беглецов

Симфонический оркестр Мариинского театра
Дирижер – Кристиан Кнапп

Авторы и постановщики

Музыка Клода Дебюсси
В основе либретто одноименная пьеса Мориса Метерлинка с сокращениями

Краткое содержание

Действие первое
Дремучий лес в далекой стране. Принц Голо идет по следу раненного им зверя. На берегу ручья он видит испуганную девушку в слезах. Плененный ее красотой и загадочностью, Голо уговаривает незнакомку покинуть лес вместе с ним.
Замок в королевстве Аллемонда. Женевьева, мать Голо, читает старому королю Аркелю письмо, в котором сын просит позволения вернуться домой с новой женой. Аркель сокрушается, что внук не посватался к принцессе Урсуле, брак с ней положил бы конец войне, опустошающей их земли. Появляется Пеллеас, сводный брат Голо. Он просит отпустить его навестить умирающего друга. Аркель отказывает, говоря, что Пеллеас дома нужнее – он должен ухаживать за лежащим при смерти отцом. На башне зажигают огни в знак разрешения Голо вернуться.
Сад перед замком. Женевьева показывает Мелизанде окрестности – сумрачные леса Аллемонды и море вдали. Вместе с подошедшим Пеллеасом они с волнением наблюдают за кораблем, который доставил Мелизанду и Голо, а теперь на всех парусах покидает королевство. Женевьева просит Пеллеаса проводить Мелизанду домой.

Действие второе
Лес. Солнечный день. Пеллеас привел Мелизанду к источнику, вода из которого, по преданию, излечивает слепых. Девушка, играя, подбрасывает над водой свое обручальное кольцо и роняет его в колодец. Бьет полдень. Пеллеас уговаривает Мелизанду не скрывать от Голо того, что случилось.
Комната в замке. Голо, упавший на охоте с лошади, рассказывает жене о происшествии: ровно в полдень его лошадь словно обезумела и понесла его. Мелизанда умоляет увезти ее из старого замка, где ее терзают тоска и тревога. Она несчастна, ибо не видит здесь неба. Голо пытается утешить ее, берет за руки и замечает, что на пальце нет кольца. Мелизанда придумывает, что обронила его в гроте у моря, когда собирала ракушки для сына Голо – Иньольда. Начавшийся прилив помешал найти кольцо. Разгневанный Голо велит Мелизанде немедленно, ночью, отправиться на поиски. Пусть Пеллеас поможет ей в этом.
Перед гротом.
Пеллеас предлагает Мелизанде зайти внутрь, чтобы потом она смогла точно описать место, где «потеряла» кольцо. Выглянувшая из-за облаков луна освещает трех нищих, которые спят в пещере. Испуганная Мелизанда бросается прочь.

Действие третье 
Одна из башен замка. Мелизанда, стоя у окна, расчесывает перед сном свои длинные волосы. Внизу на дорожке появляется Пеллеас. Он просит протянуть ему руку, чтобы он мог коснуться ее губами на прощание. Мелизанда наклоняется, и волна ее волос обрушивается на Пеллеаса. В восторге он запутывает пряди в ветвях ивы, чтобы Мелизанда не смогла вырваться. Внезапно появившийся Голо с досадой отчитывает их как детей.
Подземелье замка. Голо заставляет Пеллеаса спуститься в темный подвал и наклониться над смрадным колодцем, чтобы почувствовать запах смерти.
Терраса перед замком. Пеллеас, вырвавшийся на волю, радуется лучам солнца и морскому ветру. Голо просит брата держаться подальше от Мелизанды, она ждет ребенка, не стоит ее волновать.
Перед замком. Голо расспрашивает сына, часто ли тот видит Пеллеаса и Мелизанду вдвоем, что они говорят друг другу, ссорятся ли, закрывают ли дверь. Иньольд простодушно вспоминает совсем не то, что хочет услышать отец. Когда в окне Мелизанды зажигается свет, Голо сажает сына на плечи и требует, чтобы он подсматривал за ней. Иньольд сообщает: Пеллеас и Мелизанда сидят молча и не мигая смотрят на свет. Ужаснувшись реакции отца, ребенок кричит, чтобы тот отпустил его.

Действие четвертое 
Покои в замке. Пеллеас сообщает Мелизанде, что отцу лучше и что ему, Пеллеасу, позволено уехать. Перед разлукой он хотел бы поговорить с Мелизандой в последний раз.
Аркель радуется, что болезнь, старая прислужница смерти, отступила – и теперь у обитателей замка появилась надежда на счастье. Входит Голо с кровью на лбу. Когда Мелизанда пытается ее вытереть, Голо отталкивает жену, обвиняет ее в измене и, схватив за волосы, принимается таскать по полу. Аркель прерывает эту безобразную сцену. Голо грозится выждать удобный случай и доказать свою правоту.
В парке. Иньольд тщетно пытается достать мячик, застрявший между камнями. Невдалеке проходит стадо овец. «Почему они идут молча?» – спрашивает он пастуха. «Потому что эта дорога не ведет к хлеву».
Поздно вечером Пеллеас ждет Мелизанду у колодца слепых. Когда она появляется, он пытается увести ее из полосы лунного света, чтобы их не заметили. Но Мелизанда не боится. На признание Пеллеаса в любви она отвечает ему тем же. Слышен шум закрывающихся ворот. Путь назад отрезан. Влюбленные замечают, что за ними из-за деревьев следит Голо. Разорвав их объятья, Голо убивает соперника. Мелизанда спасается бегством.

Действие пятое 
Комната в замке. Аркель, Голо и врач собрались у постели умирающей Мелизанды. Придя в себя, она не помнит ни убийства, ни преждевременного рождения ребенка. Голо в ужасе от содеянного, но как только остается с женой наедине, тут же начинает выпытывать, «любила ли она Пеллеаса запретной любовью». Вошедший Аркель старается унять ревнивца. Мелизанде приносят дочь. Со словами «Мне жаль ее» Мелизанда умирает. Аркель уводит семью из комнаты.


17 мая 1893 года в парижском театре Буфф состоялся единственный показ недавно написанной пьесы Мориса Метерлинка «Пеллеас и Мелизанда». Постановку организовал почитатель драматурга, известный актер Орельен Люнье-По, исполнивший роль принца Голо. Костюмы, согласно пожеланию автора, сшили в духе Мемлинга, декорации напоминали картины прерафаэлитов, между залом и сценой дрожал прозрачный занавес из тюля. Вариант легенды о Тристане и Изольде разворачивался словно во сне. В зале среди приглашенных зрителей – поэтов Малларме и Анри де Ренье, художников Уистлера и Лероля – был и 30-летний Клод Дебюсси. Он давно уже искал сюжет для возможной оперы.

Еще будучи студентом консерватории, на вопрос своего учителя по композиции Эрнеста Гиро, кто мог бы быть его либреттистом, Дебюсси ответил: «Тот, кто не договаривает до конца. Я бы смог добавить к его мечте свою – вот идеал. Ни конкретной страны, ни эпохи. <…> Нынче в опере слишком много поют. Музыкальные одежды излишне тяжелы. Надо петь только тогда, когда в этом есть необходимость. Полутона. Гризайль. Никаких разработок ради разработок. Длительное развитие не сочетается со словами. Я мечтаю о кратких стихах, подвижных сценах. Плевать мне на три единства! Мне нужны сцены, разнообразные по месту и характеру, где герои не разглагольствуют о своем существовании, участи и прочем». Приведенные ответы настолько провидчески описывают «Пеллеаса», что когда текст процитированной беседы спустя много лет был опубликован, впору оказалось усомниться: а не мистификация ли это?

«Пеллеас» – драма, где мало говорят, много молчат, но молчание красноречивее слов, оно словно просится быть заполненным музыкой предчувствий, сомнений, подозрений, прозрений. Дебюсси даже не требовалось создавать либретто. Пьеса Метерлинка, за исключением трех сцен, положена им на музыку слово в слово. Сочинять композитор начал с кульминации – с объяснения героев перед разлукой. С той сцены, где после взрыва чувств и признания Пеллеаса «Я люблю тебя» Мелизанда в полной тишине еле слышно отвечает на одной ноте: «Я тоже».

Пребывая в поисках адекватного музыкального языка, композитор жаловался друзьям, что «все это слишком напоминает дуэт г-на такого-то или невесть кого либо же вызывает призрак старого Клингзора». Вагнеровского героя он поминал не случайно. Дебюсси был отравлен вагнеровской драмой и, не находя ничего сопоставимого в современном французском и итальянском оперном театре, ориентировался только на Байройт. «Пеллеас» – это ответ Вагнеру в пространстве похожего сюжета. Там, где Вагнер заставляет своих героев объясняться в течение получаса и говорить всё по многу раз, у Дебюсси – лишь стыдливые реплики, недосказанность, полунамеки. Плотной звучности вагнеровского оркестра Дебюсси предпочитает разреженную пуантилистскую палитру, с частыми divisi струнных, паутиной соло и микстов. Для обособления тембров он даже обдумывал, не рассадить ли оркестровые группы так, чтобы виолончели оказались рядом с фаготами, и не «разлучить ли духовые», чтобы они звучали как ансамбль солистов. Напряженному гармоническому развитию он предпочитает статические последовательности, словно останавливая музыкальное время: метерлинковские пьесы неслучайно называли «драмами ожидания». Дебюсси избегает громогласности и пафоса – его музыка редко выходит за границы пиано. Лейтмотивы героев появляются только в оркестре, но не в вокальных партиях. Дебюсси-критик насмешливо писал, что вагнеровские герои, распевающие свои лейтмотивы, похожи на человека, который, отдавая визитную карточку, взволнованно декламирует ее содержание.

На премьере оперы отсутствие в партитуре песен и танцев, хоров и ансамблей, те самые полутона, химия микрофраз, тончайшая звукопись, которые заботили Дебюсси, оставили слушателей в недоумении. И когда Мелизанда во втором акте на вопрос Голо, почему она плачет, ответила: «Я здесь несчастна», в зале мрачно сострили: «Мы тоже». В «Пеллеасе» драматическая энергия накапливается исподволь. Первая половина оперы идет в эмоциональном диапазоне между «тихо» и «очень тихо». Лишь к третьему-четвертому акту в бурных драматических сценах на поверхность вырываются нежность, страх, отчаяние, жестокость, как, например, в сцене ревности, где Голо заставляет маленького сына подглядывать в окно за женой и братом принца. Эту сцену цензура потребовала убрать, чтобы не шокировать семейную публику Опера-Комик, но в итоге автор пожертвовал лишь 14 тактами. Монотонным казался «Пеллеас» и Рихарду Штраусу, и Римскому-Корсакову. Но для французов опера Дебюсси стала предметом национальной гордости, и в обратной перспективе ее оценка лишь возрастала. Пьер Булез и Оливье Мессиан вели отсчет всей музыки ХХ века с 30 апреля 1902 года, со дня премьеры «Пеллеаса и Мелизанды».
Анна Петрова

Возрастная категория 6+

Пеллеас и Мелизанда
в афише
28 февраля 2019, 19:00
13 апреля 2019, 19:00
22 мая 2019, 19:00
23 октября 2018
8 января 2019
28 февраля 2019
Пеллеас и Мелизанда
26 апреля 2019
Любое использование либо копирование материалов сайта, элементов дизайна и оформления запрещено без разрешения правообладателя.
user_nameВыход

Маркировка спектаклей по возрастным категориям имеет рекомендательный характер.

Маркировка применена на основании Федерального закона от 28 июля 2012 г. N139-Ф3 "О внесении изменений в Федеральный закон "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию" и отдельные законодательные акты Российской Федерации