Санкт-Петербург, Концертный зал

Люка Дебарг (фортепиано)


Лауреат IV премии XV Международного конкурса им. П.И. Чайковского

Выступление Люки Дебарга во втором туре Конкурса им. П.И. Чайковского


В ПРОГРАММЕ:
Людвиг ван Бетховен
Соната для фортепиано № 7 ре мажор, соч. 10 № 3

Николай Метнер
Соната для фортепиано № 1 фа минор, соч. 5

Морис Равель
«Ночной Гаспар», три поэмы по Алоизиусу Бертрану


Люке Дебаргу 24 года. В 11 лет начал обучаться игре на фортепиано. В 20 лет решил стать профессиональным музыкантом, оставив изучение литературы и искусства. Учился в Парижской высшей национальной консерватории музыки и танца в классе Жана Франсуа Эссе.
В настоящее время получает образование в Парижской высшей школе музыки им. А. Корто (класс Рены Шерешевской).
В 2014 году одержал победу на IX Международном фортепианном конкурсе Адилии Алиевой в Гайаре (Франция).
Значительное место в репертуаре пианиста занимает русская музыка, в частности сочинения Николая Метнера и Николая Рославца. Играет джаз в нескольких ансамблях Парижа.


Седьмая соната завершает триаду фортепианных сонат Бетховена, объединенных десятым номером опуса. Как и две предыдущие, она посвящена графине Анне Маргарете фон Броун, супруге бригадира русской военной миссии в Вене Ивана Броуна-Камуса – одного из первых покровителей молодого композитора. Пятая и Шестая из того же опуса трехчастны, а в Седьмой Бетховен возвращается к развернутому четырехчастному циклу. Благодаря масштабам формы и развитой фортепианной технике эта соната значительно отличается от более ранних сочинений Бетховена в том же жанре, еще напоминающих о стиле Гайдна и Моцарта.
Композитор искал новые пути, приведшие его через год к созданию переломного сочинения – Восьмой, «Патетической», сонаты.
Эксперименты с формой и тематизмом в Седьмой сонате приводили в недоумение современных Бетховену критиков, советовавших композитору «умерить фантазию». Первая часть характерна многообразием тем с неожиданным появлением меланхолического, почти шубертовского эпизода в связующей партии.
В медленной второй части господствуют трагические настроения. Тем сильнее контраст между этой частью и двумя последующими. Менуэт третьей части напоминает уже не о галантном придворном танце, а о будущих салонных фортепианных пьесах Шуберта. Материал финала вырастает из трехзвучного мотива, который поначалу словно не может начать движение – этот интонационный сюжет Бетховен обыгрывает с тонкой иронией.
© Мариинский театр, 2015/Владимир Хавров

Имя Николая Метнера никогда не было эмблемой эпохи или знаменем музыкального стиля. Ровесник Стравинского и Берга, Метнер (1880–1951) пренебрег музыкальными завоеваниями модернизма. Вырождающийся романтический стиль надолго, как вирус, поселился в крови композитора, но пришелся, увы, не ко времени.
В ноябре 1903 года 24-летний пианист Николай Метнер прибыл в Петербург для встречи с Митрофаном Беляевым – музыкальным издателем и меценатом. Выпускник Московской консерватории и протеже Танеева привез Беляеву рукопись недавно законченной Фортепианной сонаты № 1 фа минор и несколько более ранних опусов. До издания произведениям предстояло выдержать экспертную оценку Римского-Корсакова, Глазунова и Лядова. На вечере у Беляева сочинения Метнера получили одобрение, и соната была издана в Лейпциге в марте 1904 года.
Для укрощения крупной формы начинающему композитору потребовалось несколько лет. Первая часть и финал были написаны в декабре-январе 1902–1903 годов. Во вторую часть («Интермеццо») в переработанном виде вошел «Музыкальный момент», созданный еще в консерваторские годы (1896). Завершение цикла оттягивала мучительная работа над второй частью (Largo), и в итоге соната была закончена только в августе 1903-го.
Говоря о стиле Метнера, музыковеды часто выстраивают линию Бах – Бетховен – Брамс – Метнер. В Первой фортепианной сонате также прослеживают влияние Шумана. Интонационное родство тем, сцепка частей и взволнованная романтическая риторика придают циклу черты поэмы. Лихорадочные ажитации первой части облечены в классическую форму сонатного allegro. Тема «Интермеццо» – упрямое, болезненное увещевание, прерываемое мимолетными отступлениями. Каденция-наваждение второй части еще раз появляется как интермедия между благородными томлениями третьей части и стремительным финалом.
Лейла Аббасова

На создание цикла «Ночной Гаспар» Мориса Равеля вдохновили три стихотворения в прозе французского поэта-романтика Алоизиуса Бертрана (1807–1841) из одноименного сборника. Сборник имеет подзаголовок «фантазии в манере Рембрандта и Калло» и представлен поэтом как рукопись некоего Гаспара де ла Нюи (французское nuit означает «ночь, тьма»), под именем которого скрывался сам дьявол. Мистическую романтику Бертрана и открытый им жанр стихотворения в прозе высоко ценил Шарль Бодлер, а позднее – поэты-символисты. Пианист Рикардо Виньес познакомил со сборником Равеля.
Перед каждой пьесой композитор поместил полный текст соответствующего ей стихотворения. В «Ундине» Равель последний раз обращается к теме водной стихии, столь привлекавшей композиторов-импрессионистов. На фоне колышущихся фигураций разворачивается мелодия – тихая песня Ундины, зазывающей путников в свои чертоги. Движение становится более интенсивным, а затем прерывается – Ундина исчезает, превращаясь в струи дождя. Атмосферу пьесы «Виселица» отражает фрагмент предпосланного ей стихотворения Бертрана: «За горизонтом колокол звонит у городских стен, закат заливает кровью остов висельника». Равель создает мрачную картину, напоминающую о «Балладе повешенных» Франсуа Вийона. Движение музыки словно застывает, а далекий колокол показан повторяющимся звуком си-бемоль.
«Скарбо» – картина бешеной пляски карлика-насмешника, появляющегося в доме в ночную пору и столь же внезапно исчезающего. Создавая, по собственным словам, «карикатуру на романтизм», Равель опирался на тип техники, восходящий к «Мефисто-вальсу» Листа и шопеновским скерцо. «Скарбо» требует от пианиста высочайшей виртуозности. По признанию самого Равеля, в этой пьесе он намеренно стремился превзойти по сложности «Исламей» Балакирева, цитата из которого звучит в «Скарбо».
© Мариинский театр, 2015/Владимир Хавров

Возрастная категория 6+

© 1998 – 2017
Мариинский театр
Справочная служба
+7 812 326 41 41
tickets@mariinsky.ru
Любое использование либо копирование материалов сайта, элементов дизайна и оформления запрещено без разрешения правообладателя.
user_nameВыход

Маркировка спектаклей по возрастным категориям имеет рекомендательный характер.

Маркировка применена на основании Федерального закона от 28 июля 2012 г. N139-Ф3 "О внесении изменений в Федеральный закон "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию" и отдельные законодательные акты Российской Федерации