Санкт-Петербург, Концертный зал

Симфонии Брамса


ИСПОЛНИТЕЛИ:
Немецкий камерный филармонический оркестр Бремена
Дирижер – Пааво Ярви


В ПРОГРАММЕ:
Иоганнес Брамс
Симфония № 3 фа мажор, соч. 90
Симфония № 1 до минор, соч. 68


Дирижерские династии, в особенности успешные, довольно редки. Тем заметнее две из них: обе родом из стран Балтии, обе профессионально укоренены в ленинградской петербургской дирижерской школе. С Арвидом и Марисом Янсонсами соперничают в известности Неэме Ярви и его сыновья Пааво и Кристиан.
Пааво Ярви привлекает неординарными концертными программами: будь то со вкусом и ощущением стиля сопоставленные произведения классики и современной музыки (среди последних – обязательно партитуры эстонских композиторов), либо концерты-монографии, звучащие «собрания сочинений». Таковы продирижированные им циклы симфоний Бетховена, Брукнера, Малера. В 2011 году на фестивале «Звезды белых ночей» с Немецким камерным филармоническим оркестром Бремена он исполнил все четыре симфонии Шумана. Нынче с тем же коллективом дирижер предлагает симфонический «тетраптих» Брамса.
Четыре симфонии Брамса – труднейший экзамен для дирижера, требующий умения сочетать в исполнении пылкость романтика с суровой дисциплиной хранителя классических форм. В ожидании же брамсовского цикла Ярви присмотримся к характеру и составу оркестра и прислушаемся к словам самого дирижера в одном из недавних интервью.
«Я бы меньше всего хотел, чтобы слушатели моих бетховенских интерпретаций размышляли о том, насколько они аутентичны. Я ведь не докторскую диссертацию пишу. Точность ради точности, стиль ради стиля – мне это не интересно. Главное – естественное звучание музыки, что бы была слышна ее сущность... Мне хотелось нарушить привычку, установившуюся еще с конца XIX века, когда музыканты слушали всё ушами Вагнера <...> c очевидной манией величия. Когда Малер дирижировал симфониями Бетховена, <...> он масштабировал музыку согласно своим представлениям об оркестровом звучании (в Девятой симфонии он добавлял тубу и аж шесть валторн!). Сегодня мы ничего не утяжеляем, а напротив, облегчаем – мы знаем, что в бетховенское время музыкантов в оркестре было значительно меньше. Мы знаем, что даже в самых масштабных своих симфониях Бетховен мыслил камерно: в нотах записано многое, но еще больше – между нот. Это как с Библией: слова одни и те же, а толковать их можно по-разному <...> Даже Восьмую Малера, "симфонию тысячи участников", и то нужно играть камерно. Тут неизбежно возникают свои сложности – камерный стиль требует тонкой выделки, ручной работы».
Есть все основания ожидать, что сказанное дирижером о бетховенских симфониях относится и к его интерпретации симфоний Брамса.
Иосиф Райскин

Немецкий камерный филармонический оркестр Бремена с 2004 года возглавляет Пааво Ярви. Одним из наиболее ярких достижений оркестра и дирижера стал проект «Бетховенский цикл». В течение шести лет в Париже, Токио, Страсбурге, Варшаве, на Зальцбургском фестивале и Бетховенском фестивале в Бонне были исполнены все девять симфоний Бетховена.
Запись симфоний, вышедшая на лейбле RCA, была высоко оценена критиками, а телекомпания Deutsche Welle сняла документальный фильм, посвященный «Бетховенскому циклу», который впоследствии был выпущен на DVD (Unitel). Фильм был отмечен многочисленными премиями и наградами. В октябре 2014 года на студии RCA вышел CD с записью увертюр Бетховена.
По завершении бетховенского проекта оркестр сосредоточился на исполнении симфонических произведений Шумана, которые прозвучали в Токио, Санкт-Петербурге, на Бетховенском фестивале в Варшаве и на сцене венского Концертхауса. О «Шумановском цикле» телекомпанией Deutsche Welle также был снят документальный фильм, впоследствии выпущенный на DVD при поддержке Unitel, Arte и Бременского радио.
Коллектив сотрудничает со всемирно известными музыкантами, в числе которых Кристиан Тецлафф, Мария Жуан Пиреш, Виктория Муллова, Элен Гримо, Янин Янсен, Игорь Левит, Дэвид Фрай, Мартин Грубингер, Хилари Хан, Генрих Шифф, Тревор Пиннок и Роджер Норрингтон.
Музыканты оркестра участвуют в совместных проектах с Восточной общеобразовательной школой Бремена, которая в настоящее время предоставляет коллективу репетиционные залы. За это сотрудничество оркестр получил Приз будущего (Zukunftsaward) в номинации «лучшая социальная инновация» (2007) и премию ECHO Classic (2012). Благодаря подобным проектам молодежь из разных образовательных учреждений, в том числе из школ неблагополучных районов, получает возможность получить новые знания о музыке.
В 2008 году Немецкий камерный филармонический оркестр Бремена стал лауреатом престижной премии Deutscher Gründerpreis в специальной номинации за успешное сочетание коммерческой деятельности и творчества. В 2009 году три диска оркестра были отмечены премиями ECHO Classic, а в 2010 году за свою обширную дискографию коллектив получил «Сертификат за особые заслуги» от Немецкой ассоциации критиков звукозаписи. В том же году Пааво Ярви стал лауреатом премии ECHO Classic в номинации «Дирижер года» за запись произведений Бетховена.
Немецкий камерный филармонический оркестр Бремена ежегодно дает серию концертов в гамбургской Филармонии на Эльбе.


Симфониста в Иоганнесе Брамсе разглядел Роберт Шуман, едва познакомившись с его фортепианными сонатами. Творить для оркестра – таково было завещание Шумана молодому коллеге. А Клара Шуман, когда-то побудившая своего гениального мужа обратиться к симфониям, теперь вдохновляла на работу в этом жанре Брамса (интересно, что у обоих композиторов их по четыре). В Первой симфонии до минор Брамса (1862–1876) многое напоминает о Бетховене. Музыка движется «от мрака к свету», в ней чувствуется воля и готовность «схватить судьбу за глотку», а вся первая часть протекает в противоборстве верхнего и басового голосов. Вторая часть по примеру поздних сонат Гайдна и Третьего фортепианного концерта Бетховена написана в очень далекой от основной тональ¬ности, она как будто протекает в иной реальности. Третья часть – грациозное, женственное скерцо. Финал – одно из наивысших достижений Брамса, которым он справедливо гордился. Широкая мажорная тема из вступления вполне могла подсказать Малеру идею, что «симфония должна быть – как мир». Многоголосная главная тема звучит подобно хоралу, местами напоминая бетховенскую тему «Оды к радости»: после борьбы в первой части в финале наступает долгожданное единение.
Симфония была издана Зимроком, и так хорошо, что Брамс написал издателю об их совместном творении: «Оно лежит на фортепиано и по¬вергает всех в восторг и удивление; молодых композиторов мне приходится оберегать от его лицезрения, иначе вам присылали бы слишком много симфоний».

Третья симфония Иоганнеса Брамса (1883) при беспристрастном анализе оказывается составленной из уже знакомых по предыдущим сочинениям элементов. Но из них вырастают все новые пластичные темы. В первой части, как всегда у Брамса, их не менее пяти, хотя правила дозволяют ограничиваться двумя. Самая первая тема, которая звучит у всех духовых и тут же переходит к тромбону и контрабасам, движется в своем темпе – втрое медленнее остальных. Она предстает чем-то вечным и незыблемым, словно праэлемент музыкальной материи. В коде финала тема возвращается с вагнеровской торжественностью.
Вторая часть напоминает скерцо из предыдущих симфоний. Открытие финала одноголосной темой уже встречалось во Второй. Но такой медленной части – искренней, задушевной и в тоже время мужественной – до Третьей симфонии в творчестве Брамса еще не было.
Анна Булычёва


Спонсор – Петер Люрссен, Lürssen Yachts

Смотри также:

Симфонии Брамса
Возрастная категория 6+

© 1998 – 2017
Мариинский театр
Справочная служба
+7 812 326 41 41
tickets@mariinsky.ru
Любое использование либо копирование материалов сайта, элементов дизайна и оформления запрещено без разрешения правообладателя.
user_nameВыход

Маркировка спектаклей по возрастным категориям имеет рекомендательный характер.

Маркировка применена на основании Федерального закона от 28 июля 2012 г. N139-Ф3 "О внесении изменений в Федеральный закон "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию" и отдельные законодательные акты Российской Федерации