ЩЕДРИН В МАРИИНСКОМ
К 85-летию композитора

Анна Каренина. 2010

Премьера – 15 апреля 2010 года

Хореограф – Алексей Ратманский
Дирижер – Валерий Гергиев
Художник – Микаэль Мельбю
Художник-видеографик – Уэндэл Харрингтон

«Анна Каренина» Родиона Щедрина зазвучала в Мариинском театре в 2010 году. Новая для Петербурга балетная история не была эксклюзивом (как в случае с «Коньком-Горбунком») – театр получил в репертуар спектакль Алексея Ратманского, созданный в 2004 году для Датского королевского балета. Динамичная постановка с интеллигентным балансом зрелищности и танцевальности была на тот момент едва ли не самым востребованным детищем Ратманского: за шесть лет спектакль был перенесен на сцены Литовского национального театра оперы и балета, Финской и Польской национальных опер. Сюжет из русской классики в изложении русского хореографа полюбили в северной Европе. Оформивший балет датчанин Микаэль Мельбю обозначил смену картин в спектакле видеопроекциями, а доминантой предметных декораций вывез на сцену вагон в натуральную величину.


Сцена из первого действия. 2016 год
© Мариинский театр/ Фото Наташи Разиной

Анна Каренина – Ульяна Лопаткина. 2011 год 
© Мариинский театр/ Фото Александра Гуляева

Изначально трехактную партитуру, впервые воплощенную в балете Майей Плисецкой (1972 год, Большой театр), Алексей Ратманский в своем спектакле уложил в два действия. Как художнику с безупречным чувством меры, Ратманскому удалось интерпретировать великий роман Льва Толстого с кинематографической легкостью. В передаче атмосферы литературного источника, «аромата» эпохи, опорой стала музыка. Поиск стилистики своей «Анны Карениной» Щедрин объясняет так: «Выбирая путь для музыкального решения, я склонился к мысли обратиться к партитурам композитора, чье творчество было ближе всего Толстому, который был вровень с ним по таланту и значению для всей истории культуры России. Чью музыку он любил, тонко чувствовал и от прослушивания которой даже плакал. Я имею в виду Петра Ильича Чайковского. Что писал он в годы замысла и создания Толстым романа „Анна Каренина”? Какие инструментальные сочинения, не связанные с определенной программой и с обращением к слову, создавались им в то время? Так я пришел к решению использовать в музыке балета некоторые тематические и тембровые элементы инструментальных сочинений Чайковского, совпадающих по времени написания с годами замысла и работы Толстого над „Анной Карениной” (Второй струнный квартет, Третья симфония)».
Оставив драмбалетному прошлому неспешную и основательную нарративность, Ратманский сосредоточил хореографическое действие на переживаниях Анны и Вронского. «Философию Толстого показать нельзя, эмоции – можно»1, – ответил хореограф на вопрос о том, как роман Льва Николаевича ложится на искусство танца. Создавая спектакль в традициях «современного „драмбалета”, только не советского, а западного, как у Кранко, Макмиллана или Ноймайера: насквозь танцевального и при этом всерьез обращенного к большой литературе»2, Ратманский не отказался от красноречивых, но малотанцевальных мизансцен. «В театре, куда является Анна (заметьте: просто пешком, а не перебирая ногами в па-де-бурре и не сигая в па-де-ша), имеются настоящие ложи, в которых сидит публика, брезгливо лорнирующая отверженную, – и эта простота решения работает почище лобовых метафор»3, – отзывалась на метод Ратманского критик Татьяна Кузнецова.

Анна Каренина – Ульяна Лопаткина. 2011 год 
© Мариинский театр/ Фото Александра Гуляева

Хореограф выстроил действие как череду воспоминаний Вронского уже после смерти Анны. В стремительно сменяющих друг друга картинах балета танец лаконичен и разворачивается в объемные формы лишь в ключевых эпизодах. Дуэты героев как вехи их душевной жизни становятся эмоциональными и танцевальными взрывами, подготовленными интенсивностью намеченных внешних событий и сдержанностью их хореографического изложения.

Анна Каренина – Диана Вишнёва, Вронский – Константин Зверев. 2011 год
© Мариинский театр/ Фото Александра Гуляева

К премьере Ратманский подготовил три состава солистов. Причем впервые центральную партию в новом балете одновременно создавали такие разные по сценическому темпераменту балерины – главные звезды Мариинского театра Ульяна Лопаткина и Диана Вишнёва.

На репетиции Диана Вишнёва, Константин Зверев, Ульяна Лопаткина, Юрий Смекалов, Екатерина Кондаурова, Андрей Ермаков. 2010 год
© Мариинский театр/ Фото Наташи Разиной

Учитывая разность психофизики балерин и особенности их индивидуальностей, хореограф менял текст для каждой из артисток, оставлял свободу для личных интерпретаций. «Анна Дианы Вишнёвой прелестна и пикантна, Анна Ульяны Лопаткиной прекрасна и величественна; первая импульсивна и безоглядна, вторая страстна и патетична»4, – сравнивала образы звезд Инна Скляревская. Вышедшая Анной в третьем составе Екатерина Кондаурова, самая «непосредственная»5 из трех Карениных, за эту партию была удостоена Высшей российской театральной премии «Золотая маска» и петербургского «Золотого софита».

Анна Каренина – Екатерина Кондаурова. 2010 год
© Мариинский театр/ Фото Наташи Разиной

Ратманский задействовал в спектакле и актерский опыт старшего балетного поколения – экс-солистов Кировского, ко времени премьеры давно не выходивших на сцену. Княгиней Щербацкой появлялась в спектакле Любовь Кунакова, Няней Сережи – Ольга Искандерова. Партию Алексея Каренина, персонажа больше играющего, чем танцующего, готовил педагог-репетитор Сергей Бережной. Внутренний мир его героя, изначально задуманного как роль для опытного актера, раскрывался в жестах, походке.

Анна Каренина – Ульяна Лопаткина, Алексей Каренин  – Сергей Бережной. 2011 год
© Мариинский театр/ Фото Александра Гуляева

В спектакле, где действие развивается с впечатляющей, совсем не толстовской скоростью, в смене сцен крупные планы отведены лишь трем главным героям.

Анна Каренина – Диана Вишнёва, Вронский – Константин Зверев, Алексей Каренин – Ислом Баймурадов. 2011 год 
© Мариинский театр/ Фото Александра Гуляева

Другие персонажи намечены пунктиром, однако пластические краски многочисленных героев составляют объем, антураж, на фоне которого разворачивается вполне толстовских масштабов танцевальная драма. Хотя «эта „Анна Каренина” выстроена на полуходах, полутонах, сплетена тонкой ниткой; даже самый „громкий” танец – танец группы офицеров на скачках, где без всякого натуралистического подражания движениям наездников воспроизведено и кокетство ипподрома, и явное мужество его, – и тот тоньше и изящнее и провоцирует восторженный вздох, а не стадионный гулкий выдох»6.  
Ольга Макарова

 

Скачки. Анна Каренина – Ульяна Лопаткина, Офицеры – артисты балета Мариинского театра
Мариинский-2, 4 марта 2014 года


1 Крылова М. Мужчины в ее жизни // Новые известия. 2011. 17 марта.
2 Скляревская И. «Анна Каренина» в Мариинке: Две судьбы // Фонтанка.Ру. 2010. 20 апреля.
3 Кузнецова Т. Роман со всеми остановками // Коммерсантъ Weekend. 2010. 9 апреля.
4 Скляревская И. «Анна Каренина» в Мариинке: Две судьбы.
5 Кузнецова Т. В Москву поступило второе издание // Коммерсантъ. 2011. 17 марта.
6 Гордеева А. Из другого романа // Время новостей. 2010. 20 апреля.

Любое использование либо копирование материалов сайта, элементов дизайна и оформления запрещено без разрешения правообладателя.
user_nameВыход