ПРОКОФЬЕВ В МАРИИНСКОМ

Скрипичный концерт № 2. 2016

Премьера спектакля 04.07.2016

Концерт для скрипки с оркестром № 2 соль минор, соч. 63 (1935)
Музыкальный руководитель – Валерий Гергиев
Дирижер – Иван Столбов
Хореограф-постановщик – Антон Пимонов
Сценография Анастасии Травкиной и Сергея Жданова
Художник по костюмам – Арина Боганова
Художник по свету – Константин Бинкин


© Мариинский театр / Фото Валентина Барановского

Новый балет Антона Пимонова завершал юбилейную программу на музыку Прокофьева, без антракта следуя за краткой «Русской увертюрой» Максима Петрова – и во всем служа ей контрастом. Ослепительный солнечный день оборачивался ночью, веселая суета сменялась покоем и сосредоточенностью, динамика – статикой.

Сочинение концерта и увертюры разделяет меньше года, но их точно два разных Прокофьева написали. В концерте, который был задуман как соната, слышна интимная, потаенная интонация. Такая речь вполголоса, не для всех – нечто новое для композитора, и апогея эта линия потом достигнет в «Золушке». «Я постарался быть в скрипичном концерте столь простым, как только возможно»1, – и в этой-то простоте кроется самая большая сложность, недаром хореографы все чаще обходят эту музыку стороной.

Пимонов нашел ключ – поставил балет классически сдержанный и строгий по языку, только с небольшими дозами пластического перца. «Сюжет балета – мышечный жим, преодоление, томление: на первых же тактах Пимонов ставит grand plié – глубокое медленное приседание по выворотной позиции»2. В «Фейсбуке» некогда разразились смехом по поводу этого пассажа, а между тем описание точное, стоит только внимательно посмотреть: танец, подобно мелодии солирующей скрипки, разворачивается исподволь, медленно набирает темп и захватывает пространство, чтобы в финальной части развернуться со всей силой.

© Мариинский театр / Фото Фото Валентина Барановского

Метафора ночи реализована в холодном сумеречном свете (в кулуарах работу Константина Бинкина даже сравнивали со светом в спектаклях Боба Уилсона), черных балеринских тюниках, сомнамбулических мизансценах второй части, Andante. Во многом этот «черный балет» напоминает позднюю «Моцартиану» Джорджа Баланчина. Впрочем, Пимонов сразу определил свою работу как посвящение Баланчину – автору знаменитого балета под названием «Скрипичный концерт», к которому здесь добавлен уважительный второй номер. Во всех интервью он признавался, что намеренно цитирует предшественника и ничего постыдного в этом не видит, предпочитая традиционную лексику мнимой новизне.

© Мариинский театр / Фото Валентина Барановского

«Hommage поставлен почтительно, но и очень достойно, находчиво, изобретательно и совершенно свободно. Многие ходы хореографии неожиданны и просто-напросто хороши, особенно медленная часть, которую увлеченно и увлекательно, в строгом баланчинском стиле, танцует Виктория Терёшкина»3. Позже в центральной партии выступила другая мариинская прима, Екатерина Кондаурова. Сольные партии на премьере также исполняли Надежда Батоева, Андрей Ермаков и Алексей Тимофеев.

Виктория Терёшкина и Андрей Ермаков
© Мариинский театр / Фото Наташи Разиной

Надежда Батоева и Алексей Тимофеев
© Мариинский театр / Фото Наташи Разиной

© Мариинский театр / Фото Валентина Барановского

В премьерный вечер дирижерский подиум занял Валерий Гергиев. Сольную партию в прокофьевском концерте с блеском исполнила Ольга Волкова, лишь недавно присоединившаяся к Симфоническому оркестру Мариинского театра.

Валерий Гергиев и Ольга Волкова
© Мариинский театр / Фото Наташи Разиной

Спустя полгода жюри «Золотой маски» признало «Скрипичный концерт № 2» лучшей работой хореографа в сезоне 2015–2016, и это было неожиданностью для всех: москвичей, которые совсем не знали Пимонова-хореографа, и петербуржцев, которые продолжали числить его по ведомству «молодых хореографов». В скором времени Пимонов оказался в Екатеринбурге, став заместителем художественного руководителя и штатным хореографом Урал Балета, – принял приглашение своего конкурента Славы Самодурова, который на той же церемонии получил «Маску» за лучший балетный спектакль.

Вадим Гаевский вослед церемонии писал, что программа новых прокофьевских балетов «пробудила давно дремавшие чувства энтузиазма и надежды»: Пимонов и Петров «в этом прокофьевском спектакле явили собой одну тенденцию – как мне показалось, весьма перспективную. Обоих влечет неустаревающий неоклассицизм, оба работают в ясной и четкой манере, не стремясь переусложнить свой хореографический язык и не задаваясь сложными, неразрешимыми вопросами. Для них многое давно понятно, а все непонятное они оставляют на потом. Придет новый Гамлет – балетмейстер, появится новый Гамлет – балетный артист, которые будут мучить себя, собственный танцевальный язык, а может быть, и нас вечными вопросами. А пока я, самый старый зоил балетной критики, поздравляю молодых балетмейстеров с несомненной удачей»4.
Богдан Королёк

 

Трейлер балета. В сольных партиях: Виктория Терёшкина, Надежда Батоева, Андрей Ермаков, Алексей Тимофеев. 12 марта 2017 года


1 Цит. по: Нестьев И. Жизнь Сергея Прокофьева. М.: Советский композитор, 1973. С. 374.
2 Дымова С. Детки [Электронный ресурс] // Colta.ru. 2016. 14 июля.URL: https://www.colta.ru/articles/theatre/11732-detki (дата обращения 16.04.2020).
3 Гаевский В. Свет в конце туннеля [Электронный ресурс] // Экран и сцена. 2017. 1 мая. URL: http://screenstage.ru/?p=6599 (дата обращения 16.04.2020).
4 Там же.

user_nameВыход