Прокофьев в Мариинском

Семен Котко. 1999

Премьера спектакля 08.06.1999
Дирижер – Валерий Гергиев
Режиссер – Юрий Александров
Художник-постановщик – Семен Пастух
Художник по костюмам – Галина Соловьёва
Художник по свету – Глеб Фильштинский
Хореограф – Гали Абайдулов


«Заповiт» (сцена из IV действия). В центре – Виктор Луцюк (Семен Котко)
© Мариинский театр/ Фото Валентина Барановского
Поставленный накануне нового тысячелетия, «Семен Котко» режиссера Юрия Александрова и художника Семена Пастуха был зрелищем фантастическим. Сцена представляла собой постапокалиптический пейзаж: выжженная и вздыбленная земля с глазницами люков, пучками взорванных рельсов, огарками и обломками прежней жизни. Под стать неласковой среде выглядели и обитатели украинской деревни, куда возвращался с Гражданской войны главный герой. Зритель вслед за Семеном не мог не ощутить себя пришельцем в том мире, где разворачивается опера,  – в мире разрушенных связей, неожиданного и страшного насилия, где, тем не менее, есть место и героизму, и любви.

Сцена из III действия. Казнь старика Ивасенко и матроса Царёва
© Мариинский театр/ Фото Наташи Разиной
Не такой ли была и позиция автора, писавшего свою первую советскую оперу? Прокофьев, вернувшийся на родину, тоже был пришельцем из другого мира и тоже оказался на земле, залечивавшей раны после огромных исторических потрясений. Написав «Семена Котко» поперек уже сложившегося канона «хорошей» советской оперы, с народными песнями и танцами, Прокофьев сделал центром своего произведения мощную трагическую кульминацию  – сцену казни, обрамив ее острохарактерными диалогическими эпизодами, частью смешными и лирическими. В постановке Александрова они были проработаны с едкой живостью и детальностью, а сильные сценографические жесты действовали в согласии с мощной симфонической драматургией оперы.

Финал оперы
Фото © Мариинский театр
В каком-то смысле это был последний «перестроечный» спектакль: казалось важным переосмыслить все советское как антисоветское, если не в партитуре открыть, то на сцену вывести красноармейцев-освободителей отвратительным серым партактивом. Разоблачительный пафос спектакля ушел, а его сильный образ – войны как среды человеческой жизни, страшной, непригодной, – остался.

Сцена из I действия. Первая баба – Екатерина Центер, Семен Котко – Виктор Луцюк
© Мариинский театр/ Фото Наташи Разиной
Семен Котко стал одной из первых и лучших партий в Мариинском театре Виктора Луцюка. В замечательном ансамбле солистов выделялись Геннадий Беззубенков (Ткаченко), Татьяна Павловская (Софья), Злата Булычёва (Фрося).

Работник – Николай Гассиев, Ткаченко – Геннадий Беззубенков, Софья – Татьяна Павловская, Хивря – Ольга Маркова-Михайленко
© Мариинский театр/ Фото Наташи Разиной

Обложка диска, выпущенного фирмой Philips. 1999 год

Любое использование либо копирование материалов сайта, элементов дизайна и оформления запрещено без разрешения правообладателя.
user_nameВыход