ТЕАТР В ГОДЫ ВОЙНЫ: 70 документов из архивов

Кировский театр. 1944 год
Уже весной 1944 года в Ленинграде начали ремонтировать здание Театра им. Кирова. В Перми вести об этом с радостью передавались из уст в уста.
«Скоро домой! Уже в театре регистрируются паспорта его сотрудников и иждивенцев, из Ленинграда летят телеграммы: “До скорой встречи!” На производственных совещаниях цехов обсуждается репертуар, с которым театр может вернуться в Ленинград. Илья Шлепянов, приглашенный в театр в качестве главного режиссера, вместо выбывшего в Москву Леонида Баратова, в постановке новой оперы предлагает ориентироваться на масштабы ленинградской сцены. Наконец пришло известие, что здание театра в Ленинграде будет отремонтировано не раньше 1 мая. <…> На дверях нашего здания появился большой плакат, извещавший о том, что для работы в Ленинграде нужны рабочие, печники, маляры, столяры – восстанавливающемуся Ленинграду они необходимы.
Казалось, что все в театре стало вверх доном – люди не ходили, а летали, окрыленные близким осуществлением своей мечты»*.
* Франгопуло М. Государственный ордена Ленина академический театр оперы и балета им. С.М. Кирова// Ленинградские театры в годы Великой Отечественной войны. М.–Л.: Искусство, 1948. С. 90.

Список необходимых строительных материалов для восстановления театра
«10 марта были отправлены в Ленинград первые две теплушки со 117 ящиками, наполненными неходовыми костюмами, красками и материалами, которые уже были не нужны театру в Молотове. С этими вагонами отправлялись домой художник Зандин, заведующий постановочной частью Николай Иванцов, художник С.Ф. Корсаков, маляр А.Л. Майков, заведующий столярным цехом А.И. Чулков и больной артист оперы П.П. Гусев»*.
* Франгопуло М. Государственный ордена Ленина академический театр оперы и балета им. С.М. Кирова// Ленинградские театры в годы Великой Отечественной войны. М.–Л.: Искусство, 1948. С. 91.

Заметка в газете «За советское искусство». Май 1944 года

Ремонт здания театра. Зима-весна 1944 года
Вот как описывали в «Ленинградской правде» состояние Кировского театра к началу 1944 года: «Верхние ярусы перекосились и осели. Двенадцатитонный железный занавес пришел в негодность. Рухнули запасные лестницы и пилястровая галерея. Под обвалившимися каменными глыбами погибли сто хрустальных люстр и почти вся мебель зрительного зала. Каменщики не брались за восстановление галереи, так как не знали секрет кладки полукруглого крестового свода. Наконец нашлись двое: плотник Асюнькин и каменщик Лобанов»*.
* Цит. по: Франгопуло М. Государственный ордена Ленина академический театр оперы и балета им. С.М. Кирова// Ленинградские театры в годы Великой Отечественной войны. М.–Л.: Искусство, 1948. С. 95.

Реставрация плафона. 1944 год
Восстановлением живописи руководил художник Всеволод Щербаков.
«В зрительном зале выросли строительные леса. “Шапка Мономаха” – знаменитая люстра под куполом театра водворилась на место. Она весила тонну и состояла из 26987 частей. Каждый хрусталик нужно было промыть в кислоте, подобрать по размеру и нанизать на проволочные нити»*.
* Цит. по: Франгопуло М. Государственный ордена Ленина академический театр оперы и балета им. С.М. Кирова// Ленинградские театры в годы Великой Отечественной войны. М.–Л.: Искусство, 1948. С. 95.

Галина Уланова в «Жизели»
«Город Молотов тоже готовился к отъезду театра. На “Жизели” с Улановой становилось страшно, что обвалятся балкон и галерея. Столько народу пришло посмотреть последний спектакль. Люди стояли в проходах, чего раньше не разрешалось, и точно хотели навсегда запечатлеть облик большой артистки, с которой расставались».

«29 мая мы снова на перроне молотовского вокзала, к которому почти три года назад подошел наш ленинградский поезд. Только вместо теплушек стоят классные вагоны с ковриками на полу, чистыми занавескам на окнах и белоснежным бельем. <…> 2 июня пришел первый эшелон, 5 июня вышел второй, 9-го – третий»*.
* Франгопуло М. Государственный ордена Ленина академический театр оперы и балета им. С.М. Кирова// Ленинградские театры в годы Великой Отечественной войны. М.–Л.: Искусство, 1948. С. 91-93.

Возвращение в Ленинград из эвакуации. На перроне Московского вокзала Георгий Нэлепп, Фея Балабина, Константин Сергеев, Наталия Дудинская, Владимир Пономарёв и Николай Зубковский. 1944 год
Артистов торжественно встречал победивший город. Многие любимцы публики и в Молотове получали письма от зрителей, с нетерпением ждавших их возвращения на родную сцену. Из письма Наталии Дудинской: «Только верьте, дорогая, что в самые тяжелые моменты я никогда не забывала ни Вас, ни театр. И самое главное, что поддерживало и давало силы на борьбу, – надежда попасть снова в театр, как прежде на 3-й ярус на “Жизель” или “Лауренсию”. Для меня в жизни нет ничего дороже театра, потому я и не могу забыть Вас никогда. Скоро ли наступит, наконец, тот блаженный момент, когда я услышу о возвращении театра?»*.
* Письмо Н.М. Дудинской от И. Тимофеевой, поклонницы ее творчества. 1942 год// Отдел рукописей Российской национальной библиотеки. Ф. 1477 (Н.М. Дудинская и К.М. Сергеев), оп. 1, ед. хр. 32, л. 1–1 об.

Ремонт театра
«Еще во всех углах театра стучали молотки, сцена стояла в лесах, а на ней уже шла репетиция “Сусанина”. 25 августа открылись кассы театра. К зданию трудно было подойти из-за множества людей, стремившихся купить билеты. <…>
Еще пахло краской, нельзя было прикасаться к стенам, а в театре уже кипела жизнь. В артистических уборных не было достаточно стульев и столов, раздевались на окнах, на подоконниках – где угодно. Художественные коллективы принимали участие в мытье полов, дверей и только что застекленных окон»*.
* Франгопуло М. Государственный ордена Ленина академический театр оперы и балета им. С.М. Кирова// Ленинградские театры в годы Великой Отечественной войны. М.–Л.: Искусство, 1948. С. 94.

Афиша открытия нового сезона 1944–1945 годов
Открытие было назначено на 1 сентября, но фактически первый спектакль состоялся накануне. Для строительной команды пограничных войск НКВД, восстанавливавшей театр, была показана «Спящая красавица» с Наталией Дудинской и Константином Сергеевым.

Наталия Дудинская в «Спящей красавице». 1940 год
После трехлетней разлуки в театре встретились артисты, трудившиеся в Молотове, и те, кто сохранял свое искусство в осажденном Ленинграде. Нонна Ястребова, выпускница ленинградского хореографического училища 1941 года, которая во время блокады танцевала в составе прифронтового ансамбля, базировавшегося под Ленинградом в Юкках, по возращении театра из эвакуации была демобилизована и направлена на работу в Кировский театр. Она вспоминала: «Не знаю, что было труднее – выступать под пулями, танцевать на обледенелых грузовиках или после двухлетнего перерыва вернуться к своей профессии. Я сняла кирзовые сапоги, военную форму... Надо было надевать пуанты и все начинать сначала: вставать к станку и делать экзерсис, а ноги не поддавались, мышцы одеревенели, тело не слушалось, спина не гнулась...
Как ученица Вагановой я и в театре попала в ее класс совершенствования. И чувствовала себя здесь гадким утенком, окруженным прекрасными лебедями. Мне было невыносимо тяжело не только физически, но и морально. Я слишком далеко ушла от своего искусства и слишком многое растеряла. Стоя у станка, обливаясь потом и слезами, я тщетно пыталась вернуть утраченное. Порой во мне просыпалось чувство горечи, боли, обиды, страха. Разве я виновата в том, что на фронте было не до экзерсисов? Холод, голод, бомбежки, переезды, обстрелы. Но минуты слабости проходили, фронтовая выдержка брала верх. Я говорила себе – должна! Должна преодолеть трудности, не пасовать перед ними, не поддаваться им, как не поддавалась на фронте. И фронтовая закалка помогла одолеть сложнейший в жизни рубеж – вернуть свою профессию».
* Ястребова Н. Страницы фронтовой биографии// Советский балет. 1985. №2. С. 10.

Концертная бригада Кировского театра на острове Лавенсаари. Квартет в составе: Владимир Екимов, Михаил Цембарович, Алексей Расторгуев, Евгений Вольф-Израэль. 3–15 июля 1944 года
Артисты, вернувшиеся из Перми, продолжали ездить с концертами в части Красной армии и Балтфлота. Одна из военно-морских баз находилась на острове Лавенсаари (ныне Мощный) в Финском заливе. В 1941–1944 годах это была самая западная точка обороны, откуда осуществлялась проводка из Кронштадта подводных лодок до точек погружения и их встреча. Остров Гогланд, в сорока километрах западнее, был занят немцами.

Рассказывает артист балета Юрий Монковский (р. 1919): «Мы прибыли на Лавенсаари на торпедных катерах. С успехом давали концерты, но через некоторое время узнали, что моряки, которые несут дежурство на заливе на катерах-тральщиках, жалеют, что не могут посмотреть наши выступления. Тогда мы решили выступить прямо на берегу, на пирсе, на причале, сложенном из бревен (вы представляете, каково там танцевать?!). Катера подошли насколько возможно близко к берегу, и их команды смотрели наш концерт, стоя на палубах. В небе кружил самолет, поскольку такое скопление катеров в одном месте было небезопасно»*.
* Стенограмма беседы с Юрием Монковским 23 апреля 2015 года

Режиссер Илья Шлепянов. Дирижер Борис Хайкин. Фото 1945 года
1944 год завершился новой постановкой «Травиаты» (режиссер Илья Шлепянов, дирижер Сергей Ельцин, художник Татьяна Бруни). А к маю 1945-го был готов новый «Евгений Онегин». Дирижировал премьерой новый музыкальный руководитель театра Борис Хайкин.


В хронике использованы фотографии из архива Мариинского театра, из семейных коллекций артистов и из собрания Центрального государственного архива кинофотофонодокументов Санкт-Петербурга.

© 1998 – 2017
Мариинский театр
Справочная служба
+7 812 326 41 41
tickets@mariinsky.ru
Любое использование либо копирование материалов сайта, элементов дизайна и оформления запрещено без разрешения правообладателя.
user_nameВыход