Прокофьев в Мариинском

Игрок. 1991

05.12.1991 – 02.03.1994 (7 спектаклей)
Дирижер – Валерий Гергиев
Режиссер – Темур Чхеидзе
Художник-постановщик – Теймураз Мурванидзе
Художник по свету – Владимир Лукасевич

Возвращение художественных долгов композитору, а вместе с этим и новая прокофьевская эра в Кировском – Мариинском начались с «Игрока» – оперы, театром заказанной и дважды отвергнутой. К дерзкой партитуре обратились в эпоху многообещающих перемен – и в театре, и в стране. Прежде чем зрителям был представлен полновесный спектакль Темура Чхеидзе, «Игрок» целый год жил на сцене театра в полусценической версии. Первыми его исполнителями стали Константин Плужников (Алексей), Светлана Волкова (Полина), Сергей Алексашкин (Генерал), Ирина Богачёва (Бабуленька), Александр Дедик (Маркиз) и Евгения Гороховская (Бланш). Премьера прошла 10 ноября 1990 года. Играли в пиджаках и концертных платьях, из оформления были лишь круглый стол для сцены рулетки и бархатные кресла, сгруппированные на авансцене. Решение сложилось не без влияния московского спектакля Бориса Покровского, не сходившего со сцены Большого театра до 1982 года, а в 1976-м дважды показанного на гастролях в Кировском. «Игрока» распробовала труппа, Валерием Гергиевым была обжита и обуздана музыкальная материя, для «анатомирования души» требовался режиссер. Переговоры с Темуром Чхеидзе, будущим худруком БДТ, велись почти восемь месяцев. С оперным жанром режиссер имел дело впервые. Спектакль Гергиева и Чхеидзе поразил новым качеством театральности: виртуозной психологической проработкой, тонкой мотивацией действий и поведения.

«В „Игроке“ человек раскрыт, оголен, понят так, как едва ли бывало прежде на этой оперной сцене» – комментировала постановку театровед Елена Третьякова. Групповой портрет разрываемых страстями людей режиссер вписал в душный, затягивающий в пустоту зеркальный восьмигранник, придуманный художником Теймуразом Мурванидзе.
В тяжелой опрокинутой конструкции угадывалась метафора вывихнутого мира героев Прокофьева и Достоевского, и рецензенты охотно рифмовали мариинский Рулетенбург с самим Петербургом, только что вернувшим свое историческое имя. Раздражение и досаду вызвало лишь выполнение декораций: вместо запланированных зеркал проемы в последний момент заклеили серебристой фольгой, и сами рамы были изготовлены грубо.
Спектакль ставился на певцов-актеров, прежде всего на Владимира Галузина, незадолго до того дебютировавшего в Мариинском в партии Отелло. Для Галузина партия Алексея (как и другой жертвы азартных игр, Германа Чайковского) явилась звездным часом и оставалась коронной на протяжении всей оперной карьеры. Выдающиеся актерские работы были представлены Сергеем Алексашкиным (Генерал) и Еленой Прокиной (Полина). Спектакль показали всего семь раз, после чего переодели в новые декорации и костюмы. Сейчас на сцене Мариинского живет его «внук».


Валерий Гергиев на репетиции оперы «Игрок». 1991 год
© ЦГАКФФД СПб/ Фото Юрия Белинского

Полина – Светлана Волкова, Генерал – Владимир Огновенко. 1992 год
Маркиз – Николай Гассиев, Полина – Елена Прокина. 1991 год

© Мариинский театр/ Фото Юлии Ларионовой

Алексей – Владимир Галузин, Генерал – Сергей Алексашкин. 1991 год
© Мариинский театр/ Фото Юлии Ларионовой

Полина – Елена Прокина, Алексей – Владимир Галузин. 1991 год
© Мариинский театр/ Фото Юлии Ларионовой

Любое использование либо копирование материалов сайта, элементов дизайна и оформления запрещено без разрешения правообладателя.
user_nameВыход